Получайте ВПраве
на Ваш E-mail:

*100% защита данных

Вы находитесь: Главная » Право и Общество » Эвтаназия – право, о котором молчит Конституция…



style="display:block"
data-ad-client="ca-pub-8862120308250256"
data-ad-slot="1074248304"
data-ad-format="auto">

Человек, его жизнь и здоровье, честь и достоинство являются основной ценностью в нашем мире. Право на жизнь как основополагающее и абсолютное право каждого, оберегается как некая святыня, с особым благоговением и почитанием.

 

Да, человек имеет право на жизнь. Безусловно, неоспоримо, однозначно. И это априори правильно. Но. Имеет ли человек право на смерть?

 

Мир принимает решение. Каждая страна выбирает для себя вектор развития, принимает ту или иную позицию, в зависимости от настроения общества. Кто-то более лоялен, кто-то консервативен, но все сходятся во мнении, что в любом случае, жизнь человека всегда была и останется наивысшей ценностью, которую необходимо беречь.

К примеру, под обломками обрушившегося дома обнаружили человека. И его спасают. Независимо от того, верующий он или атеист, образован или невежественен, герой или самый обычный человек. Его спасают, спасают как живое существо, спасают его жизнь.

 

Но ведь бывают случаи, когда человека уже невозможно спасти. Когда конец неизбежен и прогнозируем, когда ни врачи, ни кто-либо другой не может ничего сделать… И что же тогда остается?  Невыносимая боль, медленно разрушающая изнутри, полуобморочное состояние, подобие существования между очередными дозами морфия или другого сильного наркотика, отчаяние и одно единственное желание – закончить все это безумие.

 

Что же скажет нам в таком случае мораль? Очень часто мораль в таких случаях либо отмалчивается, либо неуверенно пытается рассказать о «смирении», «карме», «испытаниях», «вере» и тому подобном.

 

«Благодаря» морали, в нашем обществе тема эвтаназии наиболее табуирована. И поэтому Украина в данном вопросе остается на уровне «пещерного развития». Но при этом, мы даже боимся выйти за границы своей пещеры и сделать уверенный шаг вперед, навстречу переменам, хотя возможно, что наши страхи вполне обоснованы.

 

Как представляется, в данном случае должен вмешаться в первую очередь Закон. И Закон должен сказать: «У тебя, Человек, есть выбор – как распорядиться своей жизнью. Я лишь помогу защитить тебя от легкомыслия и злоупотреблений со стороны общества».

Так должно быть в идеале, но, к сожалению, совершенства не бывает.

 

Понятие «эвтаназия» имеет греческое происхождение и означает «легкая смерть». Но что же это на самом деле: «Легкая Смерть» или «Милосердное Убийство»? Именно в связи с этим обсуждение данной проблемы в любой стране мира вызывает огромный резонанс.

 

Эвтаназия официально разрешена в Голландии, Бельгии, в американском штате Орегон. В США с 1998 года добровольно ушли из жизни 170 неизлечимых больных, в Бельгии с 2002 года около 400 пациентов, а в Голландии лишь за 2005 год данным правом воспользовались 4300 человек.

В таких странах как Франция, Швейцария, Австралия разрешена пассивная форма эвтаназии, когда смертельно больным людям позволяют отказываться от лечения.

Что касается консервативной Англии, то медики выступают за разрешение активной эвтаназии для нежизнеспособных младенцев. По мнению британских врачей, данный шаг позволил бы значительно сократить число прерываний беременности на поздних сроках (вот интересно, что более гуманно – прервать еще не появившуюся на свет жизнь, или убить уже родившегося человека…).

 

В Украине тоже возникал вопрос о возможности разрешения эвтаназии, но после бурного возмущения духовенства, законопроект сняли еще до начала рассмотрения. Так мы и остались на мертвой точке, аккуратно дискутируя и потихоньку изучая иностранный опыт. На сегодняшний день, эвтаназия в Украине официально запрещена законом, о чем прямо говорится в ст.52 «Основ законодательства Украины об охране здоровья».

 

Для понимания сущности проблем, которые возникают в юридической плоскости по данному вопросу, начнем с того, что эвтаназию разделяют на активную и пассивную.

Активная эвтаназия означает совершение врачом определенных действий по причинению смерти пациенту. То есть, фактически, речь идет об убийстве. И даже легализация «убийства из милосердия» не снимает ответственности с врача за лишение жизни человека, и он может быть привлечен к уголовной ответственности, ведь грань между эвтаназией и убийством практически незаметна, особенно в условиях нашей суровой реальности.

Легализация пассивной формы для нас более реальна, поскольку в таком случае на враче уже не будет клейма убийцы, так как никаких прямых действий для лишения жизни пациента не совершается. Но здесь имеет место бездействие, когда врач не совершает никаких необходимых действий для поддержания жизнеспособности пациента.

 

Именно по той причине, что мы не можем для себя определить грань между убийством и эвтаназией, между халатностью и шагом навстречу страданиям пациента, грань между помощью и преступлением, применение эвтаназии как стабильного механизма, является невозможным.

Когда мораль и закон не могут договориться, то особенно ярко выражаются все недостатки нашей юридической техники.

 

Доказать отсутствие вины врача в стране, где привыкли никому не доверять, а особенно политикам, милиции, и, к сожалению, докторам (между прочим, совершенно обоснованно),  — миссия из разряда невыполнимых, либо таких, что требуют особого подхода и невероятно тщательного урегулирования всех тонкостей конституционного, гражданского и уголовного права. Но кто захочет заниматься лоббированием столь значительной реформы, требующей огромных усилий, совершенного юридического мастерства, и в то же время не приносящей дивидендов в виде очередного миллиона, удачно оседающего в оффшорной зоне где-нибудь на Кипре?

 

Как бы ужасно это не звучало, но в нашей стране, поставить «смертельный диагноз» можно кому угодно (чего уж говорить о такой мелочи, если сейчас любой человек за взятку в несколько сотен гривен может купить справку о своей вменяемости).

 

 А раз так, то столь шикарной возможностью не преминут воспользоваться черные трансплантологи, бедные родственники, уставшие ждать, когда уже квартира от больной старушки перекочует в их руки, а также другие нечистые на руку граждане и алчные, либо просто халатные «светила» медицины.

 

В любом случае, даже если чисто теоретически представить себе возможность легализации эвтаназии в Украине, то в первую очередь, необходимо решить главный юридический ребус – внесение изменений в Конституцию и Уголовный кодекс таким образом, чтобы провозглашенная защита жизни человека как наивысшей ценности гармонично сочеталась и не ограничивалась правом человека на лишение себя жизни.

 

Поэтому вопрос эвтаназии крайне неоднозначен. С одной стороны применение эвтаназии, обеспечивает право человека на самостоятельное распоряжение своей жизнью, а также гуманность, уважение к воле человека, желающего своим уходом из жизни снять моральный и финансовый груз со своих близких.

С другой стороны, существует риск того, что легализация «убийства из милосердия» приведет к давлению  по отношению к инвалидам, престарелым и неизлечимо больным, которые, возможно, и хотели бы продолжать жизнь, но вместе с этим не хотят быть «бесполезным и тяжким бременем» для родственников, общества в целом. Таким образом, мы можем навязать людям суицидальные мысли вместо реального оказания им помощи.

 

Кроме того, достаточно сложно определить добровольность принятия решения. И даже в том случае, когда добровольное согласие пациента очевидно, всегда существует вероятность того, что больной может пересмотреть свое решение в момент, когда  процедура лишения жизни уже будет начата, вызовет необратимые состояния в его организме, и вернуть ничего уже будет нельзя.

 

Также процедура эвтаназии может облегчить совершение преступлений путем применения физического или психологического давления на пациента, подкупа медицинского персонала, злоупотребления должностным положением, мошенничества, шантажа, угроз, насилия и других действий.

 

Поэтому, в условиях нашей ментальности, не совершенной юридической техники, эвтаназия может превратиться в средство умерщвления одиноких стариков, детей-инвалидов, лиц, страдающих неизлечимыми болезнями и на лечение которых недостает средств,  в средство пополнения черного рынка донорских органов, в механизм, позволяющий тщательно скрывать продуманные хладнокровные преступления.

Когда даешь людям в руки оружие, нужно опасаться выстрела в спину. Ведь теоретически он может последовать в любой момент.

 

Пусть иногда нам с вами кажется странным то, что наше законодательство достаточно консервативно и однобоко, раскрывает только одну сторону медали. Раз мы живем по принципу: «Знай свое право на права», отчего же, в таком случае Конституция Украины говорит нам только о праве на жизнь, но не на смерть?

 

Жизнь и смерть являются частью одного целого, одно является продолжением другого, все логично и предопределено, отчего же тогда мы ограничены всего лишь одной нормой – узаконивая жизнь, не принимаем во внимание смерть? Ведь это такая же неотъемлемая часть нашего существования. Возможно, таким образом, мы законодательно ограничиваем выбор людей, их возможность, их природное право НЕ терпеть нечеловеческие страдания, всепоглощающую и уничтожающую боль?

 

Да, как сказано выше, есть страны, в которых разрешено «убийство из милосердия», но готова ли Украина к такому шагу? Можно ли быть уверенным, что такое нововведение будут использовать только лишь в благих целях?

 

Юридически это не просто норма в Конституции, и даже не один закон. Это глобальная реформа, которая должна быть отчетливо продумана и глубоко контролироваться. Нужен постоянный контроль, целый комплекс указаний, ограничений, четких механизмов, которые не должны давать сбои, и работать как часы, ведь цена каждой минимальной ошибки – это чья-то жизнь.

 

А ведь именно Жизнь оставалась и остается главной ценностью в нашем с вами существовании.

 

Милана Власенко, ВПраве

 



style="display:block"
data-ad-client="ca-pub-8862120308250256"
data-ad-slot="3888113903"
data-ad-format="auto">

.

Похожие записи на ВПраве

3 Комментариев

  1. Костян:

    Полагаю имеет право как на жизнь так и на смерть

  2. Мария:

    Право на смерть имеют только неизлечимо тяжело больные. Остальное — психические отклонения

  3. [...] Аборт — это палка о двух концах. Второй конец — эвтаназия. [...]

Оставьте ваш комментарий


© 2016 ВПраве · Все права на материалы, размещенные на www.inlegal.com.ua, охраняются в соответствии с законодательством Украины. При цитировании и использовании любых материалов ссылка на www.inlegal.com.ua обязательна. При цитировании и использовании в интернете активная индексируемая гиперссылка на www.inlegal.com.ua обязательна.